Устный журнал. № 4, 2015 г.

"Чтоб не уснула наша память"

Солдаты мы,

И это наша слава,

Погибших и вернувшихся назад.

Мы сами рассказать должны по праву

О нашем поколении солдат.

Николай Старшинов


Эти строки поэта Николая Старшинова могут стать эпиграфом устного журнала «Чтоб не уснула наша память». Он посвящен нашим землякам, тем, кто не только воевал, защищая свою Родину в годы Великой Отечественной войны, но, обладая поэтическим даром, смог рассказать о славной и трагической судьбе своего поколении, поколении сороковых. Вот их имена: Николай Майоров, Алексей Лебедев, Владимир Жуков, Михаил Дудин, Игорь Мартьянов, Иван Ганабин, Владимир Догадаев, Николай Грачев, Александр Фролов, Иван Петрухин. В годы войны, эти 17-18-летние мальчишки, часто ценой собственной жизни, смогли остановить нацистскую военную машину, освободить свою землю и принести мир странам Европы:


Мы были высоки, русоволосы,

Вы в книгах прочитаете как миф,

О людях, что ушли не долюбив,

Не докурив последней папиросы.

Когда б не бой, не вечные исканья

Крутых путей к последней высоте,

Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,

В столбцах газет, в набросках на холсте.


Это отрывок из стихотворения "Мы" Николая Майорова. Судьба связала его с нашим городом в 1929 году, когда семья Майоровых из Симбирской губернии переехала в Иваново. Николаю на тот момент исполнилось десять лет. С 1932 года Майоровы жили на 1-й Авиационной улице, где отец со старшими сыновьями построили дом. Николай учился в школе № 33 (сейчас № 26), где начал писать стихи и посещал литературный кружок. Природный ум, дружба с книгой заметно выделяли его среди сверстников.

Николай Майоров

Майоров гордится тем, что его старший брат Алексей служит в военной авиации. Иваново в его поэзии – город, где живут лётчики-герои, которые готовы во имя высоты пожертвовать собою. Владимир Жуков в своих заметках о Майорове вспоминает: «Помнится, году в тридцать восьмом в наших местах (а жили мы на окраине Иванова) разбился самолёт. Весь личный состав погиб. На зелёном Успенском кладбище на другой день состоялись похороны. В суровом молчании на холодный горький песок первой в нашей мальчишеской жизни братской могилы лётчики возложили срезанные ударом о землю винты самолёта. А вечером Коля читал стихи, которые заканчивались строфой:


О, если б все с такою жаждой жили,

Чтоб на могилу им взамен плиты,

Как память ими взятой высоты,

Их инструмент разбитый положили

И лишь потом поставили цветы…»


В 1937 году Николай Майоров поступает на исторический факультет Московского государственного университета. С 1939 года он одновременно учился в Литературном институте им. М. Горького, занимался в поэтическом семинаре Павла Антокольского. В этот период он много пишет, но очень редко печатается. Требовательный и к самому себе и к товарищам, Майоров не искал легкого успеха. Первые его стихи появляются в университетской многотиражке МГУ.

Первым из поэтов-ивановцев, кто на себе почувствовал всю тяжесть военных будней, стал самый младший из них, одноклассник и друг Николая Майорова - Владимир Жуков. В боях на Карельском перешейке он получил тяжелейшее ранение и был начисто списан из армии. Впоследствии, вспоминая «финскую», Жуков писал в стихотворении «Дорога мужества»:


В сороковом в пургу на перешейке

от финских скал она брала разбег.

Мороз был лют. Коробя телогрейки,

нас облетал, свистя, колючий снег.

В лицо наотмашь бил железный ветер,

срывая с лыж и сваливая с ног…

Я целый свет прошёл – на целом свете

я не встречал потом таких дорог…


Николай Майоров (справа) и Владимир Жуков

Вернувшись из госпиталя в Иваново, Владимир Жуков первым делом идёт к Николаю Майорову. Позднее Жуков вспоминал: «…Похлопали друг друга по плечу, присели на изрядно побитый диванчик да и проговорили до полуночи… И о том, страшно ли на войне. И что чувствуешь за пулемётом, ведя прицельный огонь?... И не мёрзнет ли вода в кожухе?... И не загремит ли опять?.. И что я теперь намерен делать, поскольку правая рука едва ли разработается?... – А после паузы добавил: – И всё-таки, если не обойдётся, а загремит – не миновать и мне пулемётной роты…».

С началом Великой Отечественной войны Майоров рвется на фронт. Летом 1941 года вместе с другими московскими студентами он роет противотанковые рвы под городом Ельней. Прибыв в сентябре в Москву, Николай проходит в военкомате медкомиссию и уезжает в Иваново до получения повестки. В октябре 1941 года он был призван в ряды Красной Армии Краснопресненским райвоенкоматом города Москвы. Во время похода маршевой роты на фронт, красноармейца Майорова назначают помощником политрука. С января 1942 года в составе 1106-го стрелкового полка 331-й стрелковой дивизии пулеметчик Майоров участвует в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Смоленщине.

В двадцати километрах от города Гжатска (ныне - Гагарин) советские войска несколько месяцев держали оборону деревни Баранцево. В этих боях 8 февраля 1942 года, во время первого большого наступления советских войск, Николай Майоров погиб. Он был похоронен в братской могиле на месте боёв. Лист выбытия: запись № 40.

Лист выбытия: запись № 40: Последнее место службы - 331 с.д. Воинское звание – красноармеец. Причина выбытия – убит. Дата выбытия - 08.02.1942. Похоронен - д. Баранцево Смоленской обл. Источник - Донесение о безвозвратных потерях. Дата донесения  11.04.1942. Название части упр. 331 сд.

При жизни Николай Майоров успел опубликовать всего несколько стихов. Большинство рукопи­сей, очевидно, были утеряны вместе с чемода­ном, отданным на сохранение кому-то из товарищей в начале вой­ны. В начале 1960-х гг. сохранившиеся стихи Майорова были опубликованы Владимиром Жуковым в областных газетах "Рабочий край" и "Ленинец". В 1962 году в издательстве "Молодая гвардия" вышла книга "Мы", где были собраны стихи Майорова и воспоминания друзей о нём. Буквально по крохам любовно собирал скупые сведения о погибшем поэте ивановский писатель Виталий Сердюк. Результатом его поисков стал большой биографический очерк «Выше смерти. Страницы жизни Николая Майорова», вошедший в книгу «Судьба писателя»:


Пусть помнят те, которых мы не знаем,

Нам страх и подлость

Были не к лицу.

Мы пили жизнь до дна

И умирали

За эту жизнь,

Не кланяясь свинцу.


А эти строки принадлежат перу поэта-мариниста Алексея Лебедева:


Трудом и боем поверяют душу.

Не отступив, пройди моря и сушу

И уцелей в горниле грозном их,

Чтобы себя и мужество решений

Проверить сталью и огнём сражений.


Алексей Лебедев

Алексей Лебедев родился в Суздале в 1912 году. В связи со служебными назначениями отца семья переезжала сначала в Шяуляй (Литва), потом в Кострому, а в 1927 году в Иваново-Вознесенск. Здесь Алексей закончил 9 класс, в школе № 27. Затем уехал на Север, воплотив в жизнь мечту – стать моряком. Служил юнгой, а затем матросом на судах «Севрыбтреста» и торгового флота. Через три года вернулся в Иваново, поступил на строительное отделение индустриального техникума. В это же время Лебедев начал посещать занятия литературного кружка при областной молодежной газете «Ленинец». В этом кружке состояли : Михаил Дудин, Александр Фролов, Григорий Рябинин, Владимир Кудрин, Николай Часов, Константин Семеновский, Герман Лапсин и другие. Руководил кружком Виктор Полторацкий – сотрудник редакции молодежной газеты. На занятия литкружка приходили старейшие поэты текстильного края : Авенир Ноздрин, Александр Благов, Дмитрий Семеновский.

В 1933 году Алексей Лебедев был призван в армию и направлен на Балтийский флот. Начал службу в Кронштадте, был зачислен в школу радистов, затем был направлен в Ораниенбаум в радиоотряд. В 1935 году остался на сверхсрочную службу, не захотев расстаться с морем. В 1936 году поступил в Ленинградское Высшее Военно-морское училище имени Фрунзе. Во время советско-финской войны курсант Лебедев добровольно участвовал в боях с финским флотом на эскадренном миноносце «Ленин» в должности штурмана-стажёра. В 1938 г. отец Алексея, служивший юрисконсультантом на ивановской фабрике НИМ, был объявлен «врагом народа», пособником фашистов и расстрелян. Сын не отрёкся от отца, узнав о происшедшем. «Несмотря на всё, – писал Алексей брату Юрию, – мы с тобой сыновья честного человека…».

Лебедев начал писать стихи ещё в школьные годы. Первые публикации - во флотской газете «Красный Балтийский флот», стихи поэта передавались по ленинградскому радио. В 1939 году была издана его первая книга «Кронштадт». В этом же году Лебедева приняли в члены Союза писателей СССР. В 1940 г. он окончил Высшее Военно-морское училище имени Фрунзе и выпустил вторую книгу - «Лирика моря». Лебедеву не надо было искать «свою тему»,— смысл его жизни был смыслом его поэзии. Поэт Алексей Сурков писал : «Я его и сейчас вижу как живого, широкоплечего, статного моряка Алёшу Лебедева, талантливого поэта, настоящего человека и замечательного товарища… В памяти моей встают звучащие с его голоса стихи, насыщенные солёным простором Балтики, полные романтики странствий, воспевающие мужское мужество и мужскую любовь к жизни…»:


В багряных пожарах заката

Долины зелёных зыбей,

Ты всем приснилось когда-то

Зовущим, влекущим к себе.

И это, как жизни начало,

Как вымпел над миром снастей;

О, как нам сердца окрыляло

Дыхание влаги твоей!

Шли месяцы, двигались годы,

И вот привело нас туда,

Где плещут солёные воды

И светит над морем звезда.

Где ветер поёт о боях,

Где мужество, труд и отвага -

Основа всего бытия.


После окончания училища штурман подводного плавания Алексей Лебедев был зачислен в 14-й дивизион Учебной бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота. В первые дни войны лейтенант Лебедев получил назначение штурманом на подводную лодку "Л-2" («Ленинец»). Он погиб смертью храбрых во время выполнения боевого задания. Это случилось ноябрьской ночью 1941 года. Подводная лодка наскочила на сорванные накануне сильным штормом подводные мины. Раздались подряд два мощных взрыва, и лодка погрузилась в синие воды Балтики:


Не плачь, мы жили жизнью смелой,

Умели храбро умирать, –

Ты на штабной бумаге белой

Об этом можешь прочитать.

Переживи внезапный холод,

Полгода замуж не спеши,

А я останусь вечно молод

Там, в тайниках твоей души.

А если сын родится вскоре,

Ему одна стезя и цель,

Ему одна дорога – море,

Моя могила и купель.


Ранняя смерть Алексея Лебедева под холодной толщей вод Финского залива подрезала широкие крылья его яркой и сильной песни.

Среди тех из поэтов, кому посчастливилось уцелеть в военном лихолетье и рассказать горькую правду о «времени и о себе» нельзя не вспомнить о таких верных хранителях памяти военного поколения, какими оставались до конца жизни Владимир Жуков и Михаил Дудин.

Владимир Жуков

Их дружба началась в Иванове, за три года до войны. Михаил Дудин так вспоминал об истоках своих дружеских отношений с Владимиром Жуковым: «Когда мы познакомились, он оканчивал десятилетку, а я уже работал в газете…». Повестки в военкомат, присланные тому и другому в один день, сделали земляков соседями по вагону, колёса которого отсчитывали начало их фронтовой юности… Ивановцев направили на Карельский перешеек. В холодную пору Финской войны друзья виделись редко, но каким-то образом узнавали о главном в жизни друг друга.

Михаил Дудин

В поэтическом сборнике Михаила Дудина «Фляга» помещено стихотворение «Мечта», где рассказана драматическая история из жизни солдата:


Он был настойчив и упрям,

Был ко всему готов.

И он узнал назло врагам

Полёт ночных ветров.

Как хлещет пулемёт свинцом

И как поёт металл.

Он смерти заглянул в лицо,

И он мужчиной стал.

Он шёл вперёд. Терял друзей,

И вот у эстакад

На двести пятьдесят смертей

Разорвался снаряд…


Позднее Владимир Жуков вспоминал : «Всё это так со мной и было… И ранение в последний день финской кампании. И известие то…о конце любви… Лечил Миша меня своими стихами». И потом Жуков не раз ощущал поддержку земляка. Особенно нужна была эта поддержка в сорок первом году, когда по причине инвалидности, «белого билета» врачи не разрешали Жукову идти в действующую армию. Дудин хорошо понимал, как нелегко другу ощущать себя вне фронтового строя.

Одно из ключевых мест поэмы «Солдатская слава» Владимира Жукова – встреча лирического героя с пожилой ивановской ткачихой, чьи слова: «Сынок… А люди-то воюют...» – проникают в душу «белобилетника»:


И столько боли материнской,

и столько горечи в словах,

что ты не скажешь ей, что с финской

живёшь на воинских правах.

Что ты мощей святых не толще,

когда снять гипсовый жилет…

Такой ответ простого проще,

не нужен ей такой ответ…


Владимир Жуков сделал всё, чтобы преодолеть запреты врачей и снова оказаться на фронте. Он снова попал в действующую армию в октябре 1942 года. До этого Жуков работал электриком на фабрике «Новая Ивановская мануфактура» и мог воочию наблюдать, чем и как жило фабричное Иваново в первые годы войны. А потом всё это стало стихами. Начиная с военных лет, для Жукова Иваново и Ивановский край будет ассоциироваться с мужественным долготерпением женщины, с её умением любить и ждать:


Скупой солдатскою судьбою

ты мне обещана давно.

Там, за последним смертным боем,

твоё мне светится окно.

Четвёртый год, живя в разлуке,

ты не устала ждать меня.

И я протягиваю руки

к тебе из пепла и огня.


В поэзии Жукова принципиально и настойчиво утверждалась та «окопная правда», которую сполна познал и он сам, и его товарищи:


Почти минута до сигнала,

а ты уже полуприсел.

Полупривстала рота. Встала.

Полупригнулась. Побежала…

Кто - до победного привала,

кто в здравотдел, кто в земотдел.


Такое не выдумаешь. Надо было самому испытать физически этот «полуприсест», этот бросок в страшную неизвестность, когда никто из устремлённых в атаку не может знать, останется ли он в живых… До конца дней своих Жуков не освободится от мучительной «окопной памяти», а потому и через тридцать, сорок лет после окончания войны снова и снова писал:


И вновь как рана ножевая –

траншейка с глиной на стерне…

Не вспоминаю – проживаю,

зачем-то в кадрики сжимаю

всё то, что было на войне…


Вторит ему Михаил Дудин:


Я воевал, и, знать, недаром

Война вошла в мои глаза.

Закат мне кажется пожаром,

Артподготовкою - гроза.


На взгорье спелая брусника

Горячей кровью налилась.

Поди, попробуй, улови-ка

И объясни мне эту связь.

Года идут, и дни мелькают,

Но до сих пор в пустой ночи

Меня с постели поднимают

Страды военной трубачи.


Походным маршем дышат ямбы,

Солдатским запахом дорог,

Я от сравнений этих сам бы

Освободился, если б мог.


И позабыл, во имя мира,

Как мерз в подтаявшем снегу,

Как слушал голос командира,

Но, что поделать,- не могу!


Подходят тучи, как пехота,

От моря серою волной.

И шпарит, как из пулемета,

По крыше дождик проливной.


Еще в 1939 году Михаил Дудин был призван в Красную Армию. Учился в школе младших командиров, но не успел ее окончить, т. к. началась советско-финляндская война, и Дудин был направлен на фронт. С мая 1940 по декабрь 1941 служит во взводе разведки 335-го стрелкового полка, в гарнизоне полуострова Гангут (русское название полуострова Ханко), героически оборонявшегося от финских войск. Дудин был награжден медалью "За отвагу". В декабре гарнизон эвакуируется в Кронштадт. Начавшаяся Отечественная война застаёт Дудина в Ленинграде, где ему пришлось пережить начало блокады. В осаждённом городе писатель работал в редакции газеты "На страже Родины". После окончания войны жизнь Михаила Дудина была связана с Ленинградом-Петербургом. Более двадцати лет он работал в ленинградском Комитете защиты мира.. По инициативе Дудина вокруг Ленинграда был создан "Зелёный пояс Славы", музей обороны Ханко, проводились мероприятия по увековечиванию памяти о войне. Он автор надписей на пропилеях у входа на Пискарёвское мемориальное кладбище, эпитафии на братской могиле Серафимовского кладбища, на монументе "Героическим защитникам Ленинграда" на площади Победы и другие.

Пребывая на ленинградской земле и по праву считая её второй родиной, поэт никогда не забывал о своих земляках, пользовался любым случаем, чтобы побывать в Иванове, в деревне Клевнево под Фурмановым, где он родился.

Осознание трагической сути своего поколения, поколения сороковых отчётливо звучит в последних поэтических книгах Михаила Дудина:


Прощайте! Уходим с порога.

Над старой судьбой не вольны.

Кончается наша дорога –

Дорога пришедших с войны.


Прощайте! Со временем вместе

Накатом последней волны

Уходим дорогою чести,

Дорогой пришедших с войны.


Уходим... Над хлебом насущным –

Великой Победы венец.

Идём, салютуя живущим

Разрывами наших сердец.


Игорь Мартьянов родился в 1920 году в Иванове. После окончания школы поступил в Московский архитектурный институт. Из института был призван в действующую армию. Великая Отечественная война застала его на действительной службе в Ярославле. Через 10 дней вместе со своим стрелковым полком Мартьянов был уже на Северо-Западном фронте. Служил шофёром. Войну закончил в Чехословакии. После демобилизации стал профессиональным журналистом:

Патронную гильзу с запиской

В разрытом нашли блиндаже

Друзья боевые не близко

А враг подступает уже.

Он рядом, под самой горою…

Но в шквале огня и свинца

Решают четыре героя

Держать свой рубеж до конца.

Он как бы Отчизны частица.

А разве Отчизну отдашь?

Вот только б с родными проститься!

И воин берет карандаш…


Неважно, что буквы корявы,

Бумага поблекла давно -

Находке законное право

В музее на вечность дано.

Записку с волненьем глубоким

Прочтут миллионы людей

О как мои бедные строки

Должны позавидовать ей.


Игорь Мартьянов

Иван Ганабин (1922–1954) – поэт-моряк, выросший в маленьком городке Южа. В 941 году был призван на срочную службу на Балтийский флот. Был комендором, зенитчиком, разведчиком. При освобождении Польши был ранен и контужен, затем работал во флотской печати и на радио. После демобилизации в 1947 году поступил в Литературный институт им. М. Горького. В своё время его стихи были замечены и одобрены такими именитыми поэтами, как Александр Твардовский и Михаил Исаковский:


Его убили на войне …

Он не отворит в избу двери.

Пришло известие жене

О том, что…

А она не верит.


Пришло известие давно

Она ж не верит -

Все в надежде,

Что постучится он в окно,

И жизнь пойдет -

Пойдет как прежде.


Она не плачет по ночам -

Тоска и горе

Стали гуще.

А вдовья

Горькая печаль

И слезы ей,

И сердце сушит.


Иные говорят уже:

«Ведь только раз

Живем на свете!..»

Но он один в ее душе

И на него похожи дети…


Она не верит все

И ждет,

Крадется незаметно старость…

Она ж не верит все,

И ждет.

Она верна ему осталась!


Иван Ганабин

Являясь по отношению к Дудину и Жукову «младшим фронтовиком», Владимир Догадаев (родился в 1926 году) меньше писал о войне, чем его старшие собратья по перу. Во время Великой Отечественной войны Владимир Догадаев воевал в Прибалтике: был самым молодым топоразведчиком в одном из полков 8-й Панфиловской дивизии. После Победы работал в армейской печати. Демобилизовавшись из армии, поступил в Литературный институт им. М. Горького. Окончив его, работал корреспондентом на областном радио в Иванове, старшим редактором Верхне-Волжского книжного издательства. Память о военных годах входит в стихи Догадаева часто опосредованно и проявляется во внимании к тем «простым» людям, на которых держалась и держится Россия:

Александру Григорьевичу Бордюкову, учителю истории


Рассказать –  не поверишь...

И до нынешних дней

Ездят матери в Велиж

Искать сыновей.

Там у Лидова взгорья

Над быстрой Двиной

Склоняются в горе

Седой головой...

«Александр свет Григорьич,

Дорогой человек,

Неизбывное горе

Нам досталось навек.

Ты немало утешил

Стариков и детей.

Сколько вех,

Сколько вешек

Вдоль кровавых путей!

По незнаемым тропам

Ты неслышно ступал.

Ты немало в окопах

Имён раскопал.

Может, что-либо слышал,

Может, знаешь его –

Бронебойщика... Мишу,

Сынка моего?

Он ивановский родом,

Из рабочей семьи.

Он ушёл добровольно

С институтской скамьи.

Говорили: сурова

Участь их...

Без следа

В зиму сорок второго

Он пропал – навсегда».

Александр свет Григорьич,

Дорогой человек!

Александр свет Григорьич,

Золотой человек.

Неизбывны исканья,

Бесконечны дела –

Их война как призванье

Мальчишке дала.

За святую науку

Открывать имена

Отдал он свою руку,

Хоть давно не война.

Как рвануло гранатой

Из блиндажной трухи,

Пробудился в палате,

Весь в бинтах, без руки.

Александр свет Григорьич...


Владимир Догадаев

К ивановским поэтам «фронтовикам» принадлежит и Николай Грачёв (1921–1993). Он родился в Иванове. В августе 1941 года был призван в армию и направлен в Могилевское пехотное училище. В мае 1942 года по окончанию училища был направлен Юго-Западный фронт, где попал в окружение и где на долю Николая Грачева выпала горькая участь фашистского плена. В 1945 году был освобожден из концлагеря чешскими партизанами и вернулся в родной город. Книга «Поющие лошади» (1963) - впечатляющий поэтический документ, связанный с этой страшной страницей жизни Николая Грачева:

Сергею Бондарчуку


Судьбу простого человека

По телевиденью смотрю:

Из комнатенки, - как калека,

Не выходя, - курю, курю…

Я заперт с пленными в церквушке…

Гремит за окнами гроза…

Нас по Европе мчат в теплушке,

И видят вновь мои глаза

И свастику на дугах арок,

И из трубы летящий тлен;

Я слышу выстрел, лай овчарок

И чей-то крик : Мадлен! Мадлен!..

Ржавеют даты, словно латы,

А сердце жжет: давным-давно,

Совсем молоденьким солдатом

Я видел это не в кино.


Эти стихи о трагической судьбе многих защитников Отечества, тем более, что участь узников гитлеровских лагерей была во многом схожа с судьбой советских заключенных ГУЛАГа.

Николай Грачёв

Александр Фролов родился в 1915 году в селе Тимирязево Лухского района Ивановской области. Как и поэт-маринист Алексей Лебедев, с которым он был хорошо знаком, Фролов связал свою жизнь с флотом. С 1936 года по 1946 год служил на Балтике и на Дальнем Востоке, воевал с белофиннами, принимал участие в Великой Отечественной войне. В печати и на радио проработал сорок лет. Стихи печатались в центральных и областных газетах, в журналах "Краснофлотец", "Советский воин". В 1955 году в ивановском издательстве вышел сборник стихов "Горячая юность":


Бывало часто: вдруг умолкнет бой,

Наступит тишь тревожная, ночная, -

И вновь увижу я перед собой

Твой чистый, нежный образ дорогая.

И верил я, заветный час придет,

Мы снова будем вместе как когда-то,

К перрону скорый поезд подойдет,

И ты обнимешь мужа и солдата.

А я. взяв сына у тебя из рук,

Прижму его восторженно к шинели…

И вот свершилось все, любимый друг,

Лишь мы с тобой немного постарели.

Война и годы наложили след

На нас обоих сединой отметив.

Но рады мы, что славу этих лет

В даль пронесут, как факел, наши дети.


Исследователей поэзии фронтового поколения должно заинтересовать и творчество Ивана Петрухина (родился в 1918 году). Иван Иванович принимал участие в форсировании Вислы и в разгроме Корсунь-Шевченской группировки врага. При закреплении Сандормирском плацдарме, будучи наводчиком противотанкового орудия, уже тяжелораненый подбил танк. Дважды был ранен на Прибалтийском фронте и в Курляндии. Награжден двумя орденами Славы и тремя медалями «За отвагу». Вдоволь хлебнув военного лиха, лишившись руки, он познал и ужас сталинских лагерей:


С глазами закрытыми тихо лежу,

Захваченный думами острыми,

И вижу я землю, и в небо гляжу,

И в мыслях ругаюсь с медсестрами,

И мысленно все продолжается бой,

И терпит мой враг поражение.

А сестры тихонько бубнят меж собой:

Лежит мол совсем без движения.

Не умер ли парень, такой молодец?

И мне пошутить бы с невестами…

И вдруг, словно к маршалу срочный гонец,

Сам врач ко мне с важною вестью.

А я не торопясь открываю глаза,

Еще ничего не ведая,

И врач, наклонившись, ликуя сказал:

- Победа, боец! С Победою!


Иван Петрухин

Для наших современников пример тех, кто воевал против фашистских захватчиков, стал высшим мерилом верности и самоотверженности, честности и благородства, мужества и бесстрашия. Родившийся в первый послевоенный год, наш земляк, поэт Анатолий Ильичев писал:


Я много ездил по Земле,

Войной израненной, где ныне

Растет крапива на золе,

Гудят колокола Хатыни…


В музеях, в самой тишине,

Куда не глянешь – всюду горе,

Повсюду память о войне:

На Бородинском славном поле

И в дивных пушкинских местах,

И в колдовстве Поляны Ясной,

И в Брянских песенных лесах …

А ведь Земля –

Земля - прекрасна!


Поют под Курском соловьи,

Под Тулой тленькают гармошки,

Всю ночь, до самой до зари

Под Брестом светятся окошки…


Туманом тянет от воды

И снова свет, густея, тает.

- Ах, только б не было войны, -

Седая женщина вздыхает.

Ликует в сквере детвора,

И все любовью дышит в мае,

Но слышит вздох Сапун-гора,

Смоленск и Керчь, курган Мамаев…


Да не ударит страшный град.

Да не сожжет планету пламя.

Колокола о том гудят,

Чтоб не уснула наша память.


Чтоб не уснула наша память – это самые главные слова для нас, ныне живущих!


Использованные материалы:

  1. Таганов, Л. Н. Ивановское братство поэтов-фронтовиков / Леонид Таганов // "Ивановский миф" и литература. - [2-е изд., испр. и доп.]. - Иваново : ЛИСТОС, 2014. – С. 249-294.
  2. Дудин Михаил Александрович / Википедия. Ивановская область URL : http://wiki.ivanovoweb.ru/index.php/Дудин_Михаил_Александрович (дата обращения 22.07.2014)
  3. Михаил Дудин / Русская поэзия : [сайт] URL : http://rupoem.ru/dudin/all.aspx (дата обращения 24.07.2014)
  4. Иваново помнит : Книга Памяти. Биографии : Лебедев Алексей Алексеевич / Иваново помнит : [сайт] URL : http://www.ivanovo1945.ru/bio_kp/kp0005.html (дата обращения 29.07.2014)
  5. Ильичев, А. М. Чтоб не уснула наша память // Время рябиновых зорь : стихи / Анатолий Ильичев. - Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1988.- С. 14.
  6. Князев, В. « Я только доброе запомнил…» . К 90-летию поэта Владимира Жукова / Владимир Князев / Мое Иваново : [сайт] URL : http://my-ivanovo.ru/ivanovo-news/«-я-только-доброе-запомнил-«к-90-летию-п/ (дата обращения 25.07.2014)
  7. Лебедев Алексей Алексеевич – Биография / Помни про : [сайт] URL : http://pomnipro.ru/memorypage23152/biography (дата обращения 29.07.2014)
  8. Неопалимая память : стихотворения / [сост. Л. Щасная]. - Иваново : [Иваново], 2005. - 275 с. - Содерж. авт. : Н. Майоров, А. Лебедев, В. Жуков, М. Дудин, Н. Грачев [и др.].
  9. Майоров Николай Петрович / Википедия. Ивановская область URL : http://wiki.ivanovoweb.ru/index.php/Майоров_Николай_Петрович (дата обращения 25.07.2014)
  10. Николай Майоров. Биография. [Стихи]/ Библиотека поэзии: [сайт] / URL : http://ouc.ru/mayorov/biografiya.html (дата обращения 25.07.2014)
  11. Писатели - участники Великой Отечественной войны. Жуков Владимир Семёнович : [Материалы предоставлены ученикам гимназии №36 литературным музеем ИвГУ. Руководитель музея Матенина Людмила Николаевна] / Википедия. Ивановская область URL : http://wiki.ivanovoweb.ru/index.php/Писатели._Участники_ВОВ (дата обращения 22.07.2014)
  12. Тропинки памяти : воспоминания и ст. о писателях-ивановцах / [сост. , примеч. и вступ. ст. П. В. Куприяновского]. - Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1987. - 224 с.

Дополнительные материалы:

  1. Антипин, В. В. Стихи / Вениамин Антипин. - Иваново : Изд-во "Талка", 2005. - 126 с.
  2. Вслед за памятью : стихи поэтов-участников Великой Отечественной войны. - Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1981. - 336 с.
  3. Грек, Ф. З. Неизвестных солдат не бывает // Шатер откровений : стихи / Феликс Грек. - Иваново : ОАО "Издательство "Иваново", 2008. – С. 29-37.
  4. Лазарев, Л. И. Поэзия военного поколения. - М. : Знание, 1966. - 40 с.
  5. Михеев, Н. С. Встречи - расставанья : стихи и песни / Николай Михеев. – Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1968. – 79 с.
  6. Наша история. «Хроника литературной жизни Ивановского края» / Ивановская писательская организация : [сайт] URL : http://ivpisatel.narod.ru/iv.html (дата обращения 17.07.2014)
  7. Опять был апрель... Алексей Лебедев: страницы эпистолярного романа / [сост. Н. В. Дзуцева] ; [под общ. ред. Н. В. Дзуцевой и Е. В. Липлавской]. - Иваново : ЛИСТОС, 2013. - 152 с.
  8. Розанова, Л. А. Братство : ивановские писатели в годы Великой Отечественной войны / Людмила Розанова //Откровение : литературно-худож. альманах. № 14 / Иван. отд-ние Союза писателей России ; [отв. ред. Ю. В. Орлов ; редкол. : П. Г. Бастраков [ и др.]. - Иваново : Талка, 2008. - С. 197 – 209.
  9. Ружина, В. «…Жизнь и сердце – флот!» : [об Алексее Лебедеве]/ Вадим Ружина // Поэзия : альманах. Вып. 16. - М. : Мол. гвардия, 1976. -С. 217-229.
  10. Ружина, В. «Нам страх и подлость были не к лицу…» : [о Николае Майорове] / / Вадим Ружина // Поэзия : альманах. Вып. 20. - М. : Мол. гвардия, 1977. - С. 147-157.
  11. Таганов, Л. Н. Долгое эхо войны : лит. - критич. ст. - Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1983. - 158 с.
  12. Таганов, Л. Н. «Земля» и «небо» Николая Майорова/ Таганов, Л. Н. // На поэтических меридианах. - Ярославль : Верх.-Волж. кн. изд-во, 1975. - с. 66 – 79.

Самсонова Т.В.


 

Книга жалоб и предложений