Кафедра физики

Контактная информация

Адрес: 153000, Центральный федеральный округ, Ивановская область, г. Иваново, пр. Шереметевский, 7 , корп. Д, каф. физики

Телефон: +7 4932 30-73-46 доб. 254.

Научно-исследовательская работа

В настоящее время научно-исследовательская работа кафедры осуществляется на базе следующих лабораторий:

]]>Лаборатория газовой электронографии]]>

Лаборатория высокотемпературной масс-спектрометрии

]]>Лаборатория квантовой химии]]>

История создания научных направлений

Воспоминания Л.С. Кудина, доктора химических наук, профессора кафедры физики

           

Так уж, очевидно, устроен человек, а может быть и сама наша жизнь, когда в суете повседневной текучки, мы часто не ценим то, что есть рядом с нами и начинаем об этом задумываться, анализировать и размышлять с некоторым, как говорят физики, гистерезисом. Вот и сейчас, в преддверии 90-летия со дня рождения Константина Соломоновича Краснова – выдающегося ученого, мудрого и талантливого педагога и прекрасного человека, я начинаю пролистывать в памяти незабываемые яркие события нашей совместной 35-летней работы с этим удивительным человеком.

 

Каждый человек проходит свою школу жизни и за это время он, естественно, сталкивается со многими учителями. Одни из них проходят бесследно или оставляют смутные воспоминания, другие, напротив, могут круто изменить вашу судьбу и глубоко врезаются в вашу память на всю жизнь. Для меня таким учителем стал Константин Соломонович и им он останется и по сей день.

Фактическое наше знакомство началось на третьем курсе на лекциях по физической химии, которые он читал на нашем потоке, но заочно, будучи второкурсником, я уже многое узнал о нем от студентов 5 курса – В. Гадалова, Е. Филиппова и А. Федорова, с которыми я жил в одной комнате в общежитии №3. Как известно, студенты старшекурсники знают все обо всех преподавателях, и эта информация быстро распространяется по всему университету, а тем более, по общежитию. После многочисленных разговоров с моими старшими «собратьями» образ профессора К.С. Краснова  стал ассоциироваться у меня с образом неординарного ученого и исключительно талантливого педагога, к которому студенты относились с величайшим почтением, уважением и даже с любовью. Собственно, в этом вскоре я убедился лично сам. Произошло это после того, как Константин Соломонович по собственной инициативе организовал небольшую группу студентов с нашего потока (Н.И. Глазкова (Гиричева), И.С. Готкис, Е.М. Старовойтов, В.Н. Пророков и я), изъявивших желание заниматься научной работой, и предложил нам программу индивидуального обучения. Был организован некий научный мини-семинар, на котором обсуждались проблемы теоретической химии, атомной и молекулярной спектроскопии, теория симметрии, современные экспериментальные методы исследования и ряд других не менее интересных вопросов. На них мы учились, выступали с докладами и обменивались своими впечатлениями о том, что только что сами узнали. Такие семинары проходили в свободной, нестандартной форме, как правило, в общежитии, на кафедре физической химии или часто даже на квартире у Константина Соломоновича в непринужденной обстановке, частенько за чашечкой чая. Для нас это было поистине самое прекрасное и интересное время. Практика проведения таких семинаров стала для нас привычной нормой и в дальнейшей нашей работе.

Середина 50-х - начало 60-х годов прошлого века характеризовалась необычайным всплеском в развитии науки и научных исследований в различных областях. В частности, потребности ядерной энергетики, ракетной техники, цветной металлургии, технологии полупроводниковых материалов и т.д. привели к необходимости изучения свойств веществ при высоких температурах. В свою очередь, экспериментальные исследования процессов, протекающих при высоких температурах, способствовали формированию новой отрасли знания, за которой прочно закрепился термин "Высокотемпературная химия".

Одной из важнейших проблем высокотемпературной химии является проблема изучения состава паров труднолетучих неорганических соединений и определение свойств индивидуальных составляющих пара, т.е. молекул, ионов, радикалов и, в первую очередь, их структуры и энергетики. Под молекулярной структурой, в узком смысле, обычно понимается пространственное расположение атомов в молекуле, характеризующееся определенным набором равновесных межъядерных расстояний и валентных углов. Термин «энергетика» включает в себя такие понятия, как энергия ионизации, сродство к электрону, энергии диссоциации и атомизации, энергии разрыва связей и т.д., а также различные термодинамические характеристики: энтальпии образования, энергии образования Гиббса, энтальпии и энтропии реакций и др. Данная информация является тем первичным исходным материалом для высокотемпературной химии, на основе которой можно проводить всевозможные термодинамические расчеты параметров рабочих тел с целью прогнозирования и оптимизации различного рода технологических процессов. По существу, это справочные величины по фундаментальным свойствам индивидуальных веществ.

Специфика поведения систем при высоких температурах потребовала создания и разработки новых современных экспериментальных методов исследования. И эти методы были, естественно, разработаны и созданы. К ним относятся, прежде всего, такие методы, как масс-спектрометрия, газовая электронография, молекулярная спектроскопия, тензиметрия и некоторые другие. К середине 60-70-х годов центрами экспериментальных исследований в области высокотемпературной химии стали крупнейшие города Советского Союза, такие как Москва, Ленинград, Минск. И вот у Константина Соломоновича, как я сейчас полагаю, возникла достаточно дерзкая, на мой взгляд, идея переместить, ну а если не переместить, то, по крайней мере, создать такой центр здесь, в «Васюках», т.е. в г. Иваново. Такая смелая идея, я считаю, может родиться только у выдающегося человека и прекрасного организатора, каким, безусловно, являлся Константин Соломонович. По-видимому, реализация этой идеи как раз и началась с организации упоминавшейся выше небольшой инициативной группы студентов. Как ученый с мировым именем, Константин Соломонович был хорошо знаком со многими известными крупными учеными бывшего Советского Союза. Ему не составило большого труда договориться с заведующим отделом термодинамики Института высоких температур АН СССР (г. Москва) профессором Л.В. Гурвичем, чтобы наша четверка «добровольцев»: И.С. Готкис, Л.С. Кудин, Е.М. Старовойтов и В.Н. Пророков в течение года постажировалась в ИВТАН и выполнила там свои дипломные научные работы.

И вот на пятом курсе, в сентябре 1969 г., мы, совсем еще юные, не оперившиеся птенцы, отправились в столицу нашей Родины в Институт высоких температур АН СССР учиться и познавать тайны науки, строя большие планы на будущее, которые с воодушевлением обрисовывал нам Константин Соломонович (кстати, в этом он оказался совершенно прав). Так уж, видимо, судьбе было угодно, что я и Леня Готкис попали в лабораторию масс-спектрометрии к проф. Льву Николаевичу Горохову, Женя Старовойтов оказался в лаборатории спектрофотометрии пламен у Валентины Генриховны Рябовой под непосредственным началом самого Льва Вениаминовича Гурвича, а Валера Пророков – в лаборатории термохимии у Владимира Яковлевича Леонидова. Именно здесь, в ИВТАН – ведущем мировом центре по высокотемпературной химической термодинамике, ковались кадры для будущей лаборатории. Здесь мы осваивали азы экспериментального искусства, задерживаясь, к удивлению москвичей, до позднего вечера. Здесь мы прошли прекрасную школу воспитания любви и преданности науке и научному творчеству. Именно здесь, на научных семинарах, мы познакомились с выдающимися учеными не только из России (В.Л. Тальрозе, Г.А. Семенов, Л.Н. Сидоров, О.Т. Никитин, Г.И. Новиков, Н.Л. Ярым-Агаев и др.), но и из зарубежа (L. Brewer, W. Klemperer, J. Drowart, J. Margrave, D. Hildenbrand, J. Hastie, G. Rosenblatt, M. Farber, C. Alcock etc.), которые были частыми гостями ИВТАН, и здесь мы получили первую практику общения со знаменитостями. Не могу также не упомянуть с глубокой признательностью и уважением своих непосредственных наставников: Льва Николаевича Горохова, Артура Васильевича Гусарова, Юрия Сергеевича Ходеева, Ивана Георгиевича Панченкова, с которыми я до сих пор поддерживаю научные контакты и теплые дружеские отношения. Все они очень яркие и разные люди, и каждый из них, обладая своими индивидуальными качествами и особенностями, сумел заложить во мне частичку самого себя, за что я им очень благодарен. ИВТАН для меня стал родным домом, куда я был направлен еще раз на стажировку в 1970-1971 г.г., а затем неоднократно приезжал для проведения научных исследований, и где меня всегда принимали и принимают с теплым гостеприимством. Сегодня наши научные контакты переросли в прочные научные связи, реализуемые в рамках совместных проектов по грантам РФФИ. В своей работе мы постоянно пользуемся автоматизированной базой данных ИВТАНТЕРМО.

За время нашего пребывания в Москве Константин Соломонович ценой неимоверных и волевых усилий, направленных на преодоление различных бюрократических препятствий и затрат массы времени на подготовку и написание всевозможных бумажек (запросов, обоснований, ходатайств и.т.д., и т.п.), смог «выбить» в Минвузе (при содействии В.А. Шорманова, возглавлявшего тогда НИЧ ИХТИ) несколько дополнительных ставок научных сотрудников для проблемной лаборатории «Термодинамики химических реакций», созданной еще К.Б. Яцимирским, чтобы организовать в ее рамках «Отдел молекулярных параметров». Так что после успешной защиты дипломов мы вместе с Ниной Ивановной Гиричевой, которая делала дипломную работу на кафедре физической химии, стали штатными сотрудниками созданного отдела. Таким образом, по существу был заложен стартовый штатный состав лаборатории, и первая – кадровая, проблема была успешно решена. лаборатория с 1970 г. получила  статус отдела. Несколько позднее в нашу группу влились еще два сотрудника – это Георгий Васильевич Гиричев, выразивший желание заняться газовой электронографией, и Виктор Геннадьевич Соломоник, который тяготел к теоретическим расчетам. Помещение для лаборатории (72 м2) нам выделил на кафедре физической химии бывший тогда ректором института и зав. кафедрой проф. К. Н. Белоногов, который пожертвовал своим любимым детищем  – лабораторией инструментального анализа (бывшая 195 комната, ныне 302 аудитория) в нашу пользу. При существовавшем жутком дефиците площадей в институте,  сделанное К.Н. Белоноговым  было трудно переоценить. Это был поступок настоящего ученого, поверившего в энтузиазм молодых людей и в успех начатого дела.

Следующей по важности проблемой, я считаю, явилась проблема создания материально-технической базы. Денег в институте тогда было не так уж много, а оборудование было дорогостоящим, да, кроме того, еще и фондовым,  т.е. на покупку приборов, строго распределяемых, в основном, для предприятий ВПК, нужно было иметь право в отличие от сегодняшней ситуации, когда купить можно все, что угодно, хоть отечественное, хоть зарубежное – были бы деньги. У ИХТИ не было и не предвиделось ни того, ни другого. Но, как говорится, мир не без добрых людей. Неоценимую материально-техническую поддержку нам оказал В.Л. Климов (НИИПХ, г. Загорск), с которым был хорошо знаком Константин Соломонович и с которым на протяжении более чем двадцати лет он вел хоздоговорные работы. Все фонды на масс-спектрометры, счетчики ионов, электронограф, монохроматоры и другие приборы «выбивал» нам через ВПК именно В.Л. Климов. Первый серийный масс-спектрометр МХ1303, предназначенный для работы с парами летучих жидкостей – нефти и нефтепродуктов, мы приобрели зимой 1971 г. Для проведения высокотемпературных исследований необходимо было провести его модернизацию, для чего нужно было создать специальный источник ионов, модифицировать вакуумную систему и приобрести счетчик ионов. Примерно за год - полтора прибор в основном был готов и, чтобы запустить его в работу, необходим был только еще счетчик ионов. И здесь нам помогли московские коллеги. Лев Николаевич Горохов сначала поспособствовал нам приобрести первый счетчик ионов СИ-01, а затем еще и подарил монопольный масс-спектрометр. В свою очередь Виктор Павлович Спиридонов передал из МГУ в ИХТИ старый, списанный электронограф, который был реанимирован Г.В. Гиричевым. Вот таким образом приблизительно за полтора года мы смогли создать материально - техническую базу лаборатории. В 1972 г. у нас уже был масс-спектрометр МХ1303, электронограф, и Е.М. Старовойтов раздул свое собственное пламя, воспроизведя в ИХТИ ивтановскую установку по спектрофотометрии пламен.

Здесь хотелось бы особо отметить, что пуск всех наших экспериментальных установок был бы невозможен, если бы не было еще одного удивительного сотрудника, работа которого имела решающее значение для развития нашей тематики – это Юрия Федоровича Ревичева, учебного мастера кафедры физхимии. Всю слесарно-токарную работу, необходимую для реконструкции серийных приборов и создания своих собственных разработок, выполнял этот чрезвычайно ответственный и исключительно исполнительный и добросовестный человек, мастер на все руки, наш «Левша». Великое искусство, золотые руки, высокие нравственные качества Юрия Федоровича стали залогом успеха нашей лаборатории. К сожалению, сейчас Юрий Федорович уже на пенсии. Мы не смогли найти ему эквивалентной замены, и это создает для лаборатории серьезные проблемы.

период с 1972 по 1980 год - это период становления нашего отдела, когда мы обогатились постепенно новым оборудованием и заметно укрепили наш кадровый состав новыми научными сотрудниками. В газовую электронографию пришли супруги Петровы – Вячеслав Михайлович и Валентина Николаевна, в группе масс-спектрометрии появился одаренный студент Александр Михайлович Погребной, Евгений Михайлович Старовойтов привлек к работе способного самобытного студента Валерия Николаевича Беляева и очень серьезную студентку вечернего отделения Надежду Леонидовну Лебедеву. Продолжая работать над справочником по молекулярным постоянным неорганических соединений, первое издание которого быстро распространилось и пользовалось большим успехом за рубежом, Константин Соломонович подключил к этой работе на хоздоговорной основе Евгения Васильевича Морозова, Наталью Владимировну Филиппенко, Татьяну Игоревну Устинову, Фаину Николаевну Гунину, Галину Александровну Романову. К научной работе стали привлекаться студенты, которые после защиты дипломов становились потенциальными сотрудниками для дальнейшей научной работы в лаборатории. В лучшие времена общее количество работающих сотрудников, включая госбюджетные и хоздоговорные ставки, и преподавателей доходило до 20 человек. К этому моменту было сформировано основное научное направление отдела – «Экспериментальное и теоретическое исследование структуры и энергетики молекул, ионов и радикалов неорганических соединений» и получены первые весьма обнадеживающие экспериментальные и теоретические результаты, по которым прошли первые защиты диссертаций на соискание ученой степени кандидата химических наук: Г.В. Гиричев (1974). Л.С. Кудин (1974), Н.И. Гиричева (1975), И.С. Готкис (1975), В.Г. Соломоник и Е.М. Старовойтов в один день (1977).

Большое значение для формирования научного работника, считал Константин Соломонович, имеет знакомство и общение молодых сотрудников с видными специалистами в соответствующей области. Поэтому для повышения как общего теоретического, так и специального уровня наших знаний, он регулярно приглашал для чтения лекций на наших научных семинарах крупных ученых. С огромным интересом все мы слушали большой цикл лекций по теории колебаний, который читал незабвенный Иван Николаевич Годнев. Из Москвы и других городов с лекциями к нам приезжали Н.Д. Соколов (ИХФ АН СССР), В.М. Татевский, В.П. Спиридонов, Е.З. Засорин, Н.Ф. Степанов (МГУ), Л.Н. Горохов (ИВТАН), О.П. Чаркин (Черноголовка), Г.И. Новиков (Минск). У нас в лаборатории побывали Иштван Харгиттаи (Венгрия), Киро Змбов (Югославия), Дж. Балдуччи (Италия), К. Хильперт и М. Торстен (Германия), М. Миллер (Польша) и др., работали сотрудники из Вроцлавского технологического университета, Белорусского технологического института, Ленинградского университета. Последние долго изучали нашу картотеку молекулярных констант, которая их очень заинтересовала. Константин Соломонович отрицательно относился к сложившейся у нас практике, что на научные съезды и конференции направляются одни и те же люди, обычно руководители, а молодежь лишена таких возможностей. Поэтому он всегда при каждой появляющейся возможности инициировал и поддерживал такие командировки. В этом отношении мне особенно запомнились два таких мероприятия. Это первое для меня Всесоюзное совещание по теплофизическим свойствам веществ, организованное Л.В. Гурвичем зимой 1973 г. в Мозжинке под Москвой, где мы целую неделю слушали научные доклады и сами впервые представляли свои результаты. Затем в мае этого же года мы приняли участие в работе I Всесоюзной конференции по химии парообразных неорганических соединений (Минск). Я полностью согласен с мнением Константина Соломоновича, что такие конференции очень полезны для молодых научных сотрудников.

Следующий этап охватывает период с 1980 по 1994 год. Я бы назвал его этапом расцвета, который характеризуется высокой активностью и результативностью, когда мы вышли на ведущие позиции по ряду направлений высокотемпературной химии не только у нас в России, но и на мировом уровне. За этот период благодаря нашему единственному спонсору В.Л. Климову число масс-спектрометров возросло до четырех, появился новый второй электронограф, новые спектральные приборы и счетчики ионов и т.д., так что лаборатория уже представляла серьезное исследовательское подразделение. С 1984 г. наша лаборатория получила статус межвузовской зональной лаборатории и стала базой подготовки кадров не только для ИХТИ, но и для ИвГУ, в ней успешно работают преподаватели и дипломники кафедры физической химии ИвГУ и ИХРАН. Существенно обновился и расширился штат лаборатории. Штатные сотрудники стартового состава перешли на преподавательские должности кафедры физики, их сменило другое поколение новых сотрудников: А.Н. Уткин, С.А. Шлыков, Н.Ю. Субботина, С.Б. Лапшина (лаборатория электронографии), М.Ф. Бутман, Г.Г. Бурдуковская, П.Г. Вальков, А.А. Китаев (лаборатория масс-спектрометрии), В.В. Слизнев, С.П. Коновалов, Т.П. Погребная (группа квантовой химии). Мы вели обширные исследования в творческом сотрудничестве, скрепленном договорами с химфаком МГУ, Институтом высоких температур, ГИПХ в Ленинграде. Наших сотрудников с удовольствием принимали для стажировок и обмена опытом. Так, около года я работал в Римском университете у проф. Дж. Де-Мария, в Будапеште в лаборатории Иштвана Харгиттаи с успехом работала Н.Ю. Субботина, в городах Осло и Антверпен работал С.А. Шлыков, в Осло Соколов В.И. и Шорохов Д.И. С большой эффективностью провел стажировку в Японии в университете г. Мацуяма у проф. Ковано Михаил Федорович Бутман. Рассматриваемый период характеризуется большим количеством защит кандидатских диссертаций: Погребной А.М., Озерова В.М., Бутман М.Ф., Вальков П.Г., Коновалов С.П., Лебедева Н.Л., Петрова В.Н., Беляев В.Н., Субботина Н.Ю., Уткин А.Н., Слизнев В.В., Шлыков С.А., Китаев А.А., С.Б. Лапшина, Погребная Т.П., Бурдуковская Г.Г., Павлова Г.Ю. и др. (всего более 30 человек). Докторские диссертации защитили Гиричев Г.В., Соломоник В.Г., Кудин Л.С. За указанный период выполнены исследования структуры и энергетики различных классов соединений: галогенидов, гидридов, сульфидов, оксидов, гидроксидов металлов, солей кислородосодержащих кислот, твердых электролитов, сплавов, интерметаллических и металлоорганических соединений и т. д. Открыты сотни новых молекул, ионов и радикалов, присутствующих в насыщенных парах неорганических соединений, и определены их структурные и энергетические характеристики, установлен и выявлен ряд интересных закономерностей в изменении свойств сходственных соединений, как в группах, так и в периодах, написано свыше 300 статей, представлено более сотни докладов на конференциях различного уровня, включая и международные. Непосредственно в Иванове проведено три Всесоюзных совещания по «Структуре и энергетики молекул в газовой фазе», появился межвузовский сборник трудов по этой тематике и т.д. В конце концов, Иваново стал признанным центром, где с периодичностью раз в два года собирались ученые из России. Справочник «Молекулярные постоянные неорганических соединений». –  Л. Химия, 1968, получил мировое признание. Через год после выхода первого издания он был переведен на английский язык. Вскоре после выхода второго издания в 1979 к нам поступило предложение об издании книги в Японии, и в 1980 году она вышла в свет в Токио на японском языке. В Периодической таблице Д. И. Менделеева практически не осталось ни одного стабильного элемента, который не стал бы объектом исследования лаборатории Константина Соломоновича. Это является яркой демонстрацией той колоссальной работы, которая была проведена в нашей лаборатории под его руководством. И если Д. И. Менделеев по праву считается создателем Периодической системы элементов, то Константин Соломонович, безусловно, является ее исследователем.

Этап – с 1995 г по настоящее время я бы назвал международным этапом. Действительно, сейчас мы вышли на международный уровень и имеем широкие связи с ведущими в мире университетами и организациями в развиваемых нами направлениях. Мы принимаем участие в международных конференциях симпозиумах, семинарах, включаемся в различные международные программы, активно участвуем в Российских и международных конкурсах грантов в области фундаментального естествознания.  В 1995-96 гг. мы получили три гранта Международного научного фонда, имеем тесные контакты с аналогичными лабораториями Германии, Италии, Франции, Великобритании, Швеции, Норвегии, Бельгии, Польши, Югославии, Венгрии, Японии, США, Канады, Исландии. Наши сотрудники проходят стажировки в университетах Европы, США, Японии. В 2003 г. в Плесе мы провели II Международный симпозиум по «Высокотемпературной масс-спектрометрии», который по отзывам участников прошел на высшем уровне. До сих пор мы получаем благодарственные отзывы за организацию этого мероприятия и предложения провести очередное совещание на базе ИГХТУ. Парадоксальность ситуации, однако, состоит в том, что с одной стороны, заметно расширился круг вопросов и проблем, которыми сейчас занимается наша лаборатория, растет ее международный авторитет, расширяются международные связи, с другой стороны, в условиях экономического кризиса и постоянного недофинансирования или отсутствия финансирования науки вообще существенно снижаются потенциальные возможности лабораторий. Более того, устарело и требует замены отслужившее свой срок оборудование, а штат лабораторий сократился до четырех человек. По существу, работа в основном выполняется аспирантами, магистрантами и студентами, которые еще не имеют достаточного опыта работы. Что касается аспирантов, несмотря на то, что все они,  в большинстве своем, прекрасные и способные молодые люди, эффективность их работы не столь высока, поскольку они вынуждены дополнительно подрабатывать себе на жизнь «на стороне», так как наука на сегодняшний день не обеспечивает прожиточного минимума. Научная эффективность преподавателей также невысока из-за большой педагогической нагрузки, а работать на чисто инициативной основе, как это было раньше, даже люди старой закалки не испытывают сегодня особого желания. Поэтому совершенно ясно, что, если ситуация в ближайшее время не изменится, то спад в фундаментальных научных исследованиях неизбежен. Однако не будем впадать в пессимизм, тем более  что мы пока еще держимся на достаточно высоком уровне.

В настоящее время отдел молекулярных параметров включает в себя четыре локальные и по существу финансово независимые, но объединенные общей идеей, лаборатории.

·      Лаборатория газовой электронографии (руководитель д-р хим. наук, проф. Г. В. Гиричев), основное направлением исследований:

Развитие метода газовой электронографии и исследование строения и  ядерной динамики молекул разных классов методом газовой электронографии с масс-спектрометрическим анализом состава паров неорганических соединений.

·      Лаборатория высокотемпературной масс-спектрометрии (руководитель д-р хим. наук, проф. Л. С. Кудин), основное направлением исследований:

Экспериментальные исследования термодинамики и кинетики высокотемпературных материалов и процессов с участием ионных, интерметаллических и металлоорганических соединений методом высокотемпературной масс-спектрометрии.

·      Лаборатория спектрофотометрии (руководитель канд. физ.-мат. наук, ст. науч. сотр. В. Н. Беляев), основное направлением исследований:

Изучение термодинамики и кинетики химических и радиационных процессов в пламенах методом спектрофотометрии и определение энергетических и излучательных характеристик молекул и ионов.

·      Лаборатория квантовой химии (руководитель д-р хим. наук, проф. В. Г. Соломоник), основное направлением исследований:

Развитие методов неэмпирической квантовой химии и их применение в исследованиях строения и спектров молекул.

Все успехи и достижения наших лабораторий стали возможными только благодаря исключительным организаторским способностям Константина Соломоновича, его высокой эрудиции, направляющим мудрым руководством и непосредственным участием в каждом из вышеупомянутых направлений.

 

    Кафедра имеет высокий научный потенциал, который с одной стороны обеспечивается квалифицированными кадрами преподавателей, сотрудников, аспирантов, и с другой - мощным приборным парком и оригинальными методиками исследования, созданными исследовательским коллективом кафедры. Общее направление научно-исследовательской работы кафедры может быть сформулировано как «Экспериментальные и теоретические исследования структуры, спектров молекул, радикалов, ионов и термодинамики процессов с их участием в газовой фазе».

КАФЕДРА СЕГОДНЯ 

На кафедре функционирует Зональная лаборатория молекулярных параметров, ресурсами которой наряду с представителями ИГХТУ пользуются  преподаватели, аспиранты и студенты биолого-химического факультета Ивановского государственного университета на безвозмездной основе.

В  состав лаборатории  входят 4 исследовательские группы:

- структурных и термодинамических исследований;

- высокотемпературной масс-спектрометрии;

- спектрофотометрии пламен;

- квантовой химии.

Направления работы групп проблемной лаборатории:

 - электронографические, масс-спектрометрические, спектроскопические и теоретические исследования строения молекул неорганических соединений и комплексных соединений с органическими лигандами; изучение  термодинамики испарения и термостабильности;

- исследование термодинамики и кинетики ионной и молекулярной сублимации соединений щелочноземельных и редкоземельных элементов методом высокотемпературной масс-спектрометрии; исследование термической эмиссии и измерений электропроводности твердых электролитов на основе систем MX-CuI;

- спектрофотометрическое исследование энергетики радиационных и химических процессов в пламенах с участием соединений редкоземельных металлов;

- неэмпирические квантово-химические исследования строения, колебательных и электронно-колебательных спектров неорганических молекул.

         Научные лаборатории кафедры расположены на площади 232 кв.м и оснащены приборным парком, в котором есть уникальное оборудование. Например, единственный в СНГ и один из трех существующих в мире комплексов аппаратуры для проведения синхронного электронографического и масс-спектрометрического эксперимента, созданный на базе отечественных приборов - электронографа ЭМР-100 и радиочастотного масс-спектрометра АПДМ-1, три масс-спектрометра для термодинамических и аналитических исследований в интервале температур 20-1500оС, созданный на базе отечественной модели МИ1201, четырехканальный автоматизированный спектрофотометр для изучения процессов, протекающих в пламенах.

         В качестве замечания по данному разделу следует отметить высокую перегруженность большинства помещений научных лабораторий кафедры, входящую в конфликт с нормами техники безопасности и резко снижающую перспективы дальнейшего развития научных исследований на кафедре, пока еще имеющих хорошую результативность и уровень.

         Признанием высокого уровня проводимых коллективом кафедры научных исследований может служить выделение целому ряду преподавателей президентских стипендий, индивидуальных грантов, присвоение звания лауреатов Соросовских конкурсов в рамках ISSEP (11 представителей кафедры). Исследовательские коллективы, созданные на базе научных направлений кафедры, получили поддержку проводимых научных исследований в виде 5 грантов РФФИ, 2 грантов КЦФЕ (Санкт-Петербург), гранта РФФИ – ННИО для поддержки российско-германского сотрудничества в области научных исследований,

Ежегодно преподавателями, научными сотрудниками и аспирантами  кафедры публикуется около 20-30 статей в отечественных и зарубежных научных журналах. В период  2001 - 2005 гг. защищено 10 кандидатских диссертации. Работают над докторскими диссертациями доценты С.А.Шлыков, Н.В.Белова, старшие научные сотрудники В.Н.Беляев и В.В.Слизнев.

Подробнее изменение научно-педагогического состава, объем финансирования и результативность НИР за 2002 - 2005 г.г. представлены в Приложении 1.

         Преподаватели и сотрудники кафедры имеют  международные связи  с представителями зарубежных научных и учебных заведений, таких как:

- университет г. Тюбинген (Германия), проф.Х.Оберхаммер.

- университет г. Ульм (Германия), проф.Ю.Фогт.

- университет г. Осло (Норвегия), проф.А.Холланд.

- университет г. Рим (Италия), проф.Дж.Балдуччи, проф.Дж.Де Мария.

- институт неорганической химии и металлургии (г.Вроцлав, Польша),

   проф. М.Миллер.

- институт материалов в энергетических системах (г.Юлих, Германия),

   проф.К.Хильперт.

- Техасский университет (г. Остин, США), проф.Дж.Боггс, проф. В.Мастрюков.

- университет г. Гейдельберг (Германия), проф.Коппель.

Международное сотрудничество включает в себя проведение совместных исследований, совместные публикации, стажировка аспирантов и преподавателей за рубежом, участие в международных конференциях. Существенной является также поддержка со стороны зарубежных ученых в виде новой литературы, позволяющей в значительной степени компенсировать отсутствие доступа к иностранным журналам последних лет, а также материалов и комплектующих.